ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | АКТ IV | СЦЕНА 8-11

ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | ЧАСТЬ I

Продолжение приключений #Альбуса и #Скорпиуса. Сегодня представляю на ваш суд сцены с 8 по 11 четвёртого акта.

Автор: Lilith

Акт Четвёртый

Сцена Восьмая

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, САРАЙ, 1981 ГОД

АЛЬБУС смотрит во все глаза на появившуюся ДЖИННИ, за ней – на ГАРРИ, а затем замечает остальных счастливых членов маленького отряда (РОНА, ДРАКО и ГЕРМИОНУ).

АЛЬБУС: МАМ?

ГАРРИ: Альбус Северус Поттер! Как мы рады тебя видеть!

АЛЬБУС бегом бросается в объятия к ДЖИННИ. Она радостно обхватывает его.

АЛЬБУС: Вы получили наше послание…?

ДЖИННИ: Мы получили ваше послание.

СКОРПИУС делает шаг к отцу.

ДРАКО: Мы тоже можем обняться, если хочешь…

СКОРПИУС секунду неуверенно смотрит на отца. А потом они заключают друг друга в очень неловкие полуобъятия. ДРАКО улыбается.

РОН: Так где эта Дельфи?

СКОРПИУС: Вы и про Дельфи знаете?

АЛЬБУС: Она где-то здесь… мы думаем, она попытается убить тебя. Прежде, чем Волан-де-Морта поразит его собственное проклятие, она попытается убить тебя и разрушить предсказание, и…

ГЕРМИОНА: Да, мы примерно так и думали. Вы знаете, где именно она сейчас?

СКОРПИУС: Она пропала. Но как вы… как вы это сделали, без маховика времени…

ГАРРИ (прерывая его): Это долгая и запутанная история, Скорпиус. А у нас нет времени на разговоры.

ДРАКО благодарно улыбается ГАРРИ.

ГЕРМИОНА: Гарри прав. Важна каждая секунда. Нужно занять места. Эта Годрикова Лощина – не такое большое место, но мы не знаем, откуда она может явиться. Так что надо занять такую позицию, чтобы было видно весь город… такую, которая предоставит чёткий обзор с разных ракурсов… и, что самое важное, где нас не будет видно со стороны.

Они все размышляют, нахмурившись.

Кажется, церковь Святого Джерома подходит по всем пунктам, как вы считаете?

Акт Четвёртый

Сцена Девятая

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ДЖЕРОМА, АЛТАРЬ, 1981 ГОД

АЛЬБУС спит на церковной скамье. ДЖИННИ охраняет его. ГАРРИ выглядывает в противоположное окно.

ГАРРИ: Нет. Ничего. Почему она не появляется?

ДЖИННИ: Мы все вместе, твои мама и папа живы… Гарри, мы можем повернуть время вспять, но нам не под силу его ускорить. Она придёт, когда будет готова, ну а мы будем готовы встретить её.

Она смотрит на спящего АЛЬБУСА.

По крайней мере, некоторые из нас.

ГАРРИ: Бедный ребёнок. Думал, он сможет спасти мир.

ДЖИННИ: Бедный ребёнок и спас мир. Ловко он придумал про одеяло. Правда, он также чуть не уничтожил мир, но лучше не заострять внимание на таких мелочах.

ГАРРИ: Думаешь, с ним всё нормально?

ДЖИННИ: Будет нормально, просто ему нужно время… да и тебе тоже.

ГАРРИ улыбается. ДЖИННИ снова переводит взгляд на АЛЬБУСА. ГАРРИ тоже смотрит на него.

Ты знаешь, после того как я открыла Тайную Комнату… после того, как Волан-де-Морт околдовал меня с помощью того ужасного дневника, а я почти всё разрушила…

ГАРРИ: Да, я помню.

ДЖИННИ: После того, как меня выписали из больницы… все меня избегали, сторонились… кроме одного, мальчика, который всё изменил… который подошёл ко мне через всю Гриффиндорскую гостиную и позвал поиграть с ним во взрывающиеся карты. Все думают, что знают о тебе всё, однако твой настоящий героизм проявляется… и всегда проявлялся… в таких незначительных жестах. Я хочу сказать… когда всё это закончится, просто вспомни, что иногда людям – в особенности детям – просто хочется, чтобы кто-то поиграл с ними во взрывающиеся карты.

ГАРРИ: Ты считаешь, что этого нам не хватает – взрывающихся карт?

ДЖИННИ: Нет. Но внимание, которое я в тот день от тебя получила… не уверена, что Альбус его чувствует.

ГАРРИ: Да я для него на всё готов!

ДЖИННИ: Гарри, ты готов на всё для кого угодно. Ты был счастлив жертвовать собой ради целого мира. Ему нужно особое внимание. Оно сможет сделать сильнее и его, и тебя.

ГАРРИ: Знаешь, пока Альбус не пропал, я толком не понимал, что сделала для меня моя мама. Она сотворила такое мощное волшебство, которое смогло отразить смертельное проклятие.

ДЖИННИ: А единственное волшебство, которое непостижимо для Волан-де-Морта – это любовь.

ГАРРИ: Так я и люблю его особенно, Джинни.

ДЖИННИ: Я знаю, но ему нужно почувствовать это.

ГАРРИ: Мне с тобой повезло, да?

ДЖИННИ: Несказанно. И я с удовольствием обсужу это везение в другое время. А сейчас давай сосредоточимся на том, как остановить Дельфи.

ГАРРИ: У нас мало времени.

ДЖИННИ озаряет догадка.

ДЖИННИ: Только если не… Гарри, кто-нибудь задумывался, почему она выбрала этот день? Почему сегодня?

ГАРРИ: Потому что этот день всё изменил…

ДЖИННИ: Прямо сейчас тебе чуть больше года, так?

ГАРРИ: Год и три месяца.

ДЖИННИ: В год и три месяца она должна прийти и убить тебя. Она находится в Годриковой Лощине уже двадцать четыре часа. Чего же она ждёт?

ГАРРИ: Я не совсем понимаю…

ДЖИННИ: Что, если она ждёт не тебя, а его… чтобы остановить его?

ГАРРИ: Что?

ДЖИННИ: Дельфи выбрала сегодняшнюю ночь, потому что сюда… придёт её отец. Она хочет увидеться с ним. Быть с ним – отцом, которого она любит. Несчастья Волан-де-Морта начались, когда он напал на тебя. Если бы он этого не сделал…

ГАРРИ: Он бы стал ещё могущественнее – тьма стала бы ещё темнее.

ДЖИННИ: Лучший способ разрушить пророчество – не убивать Гарри Поттера, не дать Волан-де-Морту вообще ничего сделать.

Акт Четвёртый

Сцена Десятая

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ДЖЕРОМА, 1981 ГОД

Вся компания собралась в недоумении.

РОН: Так, поправь, если я неправильно понял – мы будем защищать Волан-де-Морта?

АЛЬБУС: Волан-де-Морта, который убьёт моих бабушку и дедушку… и попытается убить папу?

ГЕРМИОНА: Ну конечно, Джинни! Дельфи не хочет убить Гарри, она хочет попытаться остановить Волан-де-Морта, который хочет убить Гарри. Гениально!

ДРАКО: И… мы просто будем ждать? Пока Волан-де-Морт появится?

АЛЬБУС: А она знает, когда он появится? Возможно ли, что она прилетела сюда на сутки раньше, потому что не знала точно, когда он придёт и откуда? Книги по истории – поправь меня, Скорпиус, если ошибаюсь – не дают никакой информации о том, когда и как он появился в Годриковой Лощине?

СКОРПИУС и ГЕРМИОНА: Нет, ты прав.

РОН: Господи! Теперь у нас две зануды!

ДРАКО: И как мы можем превратить это в наше преимущество?

АЛЬБУС: Вы знаете, что у меня действительно хорошо получается?

ГАРРИ: Да у тебя много чего отлично получается, Альбус.

АЛЬБУС: Оборотное зелье! Думаю, у Батильды Бэгшот в погребке найдутся все необходимые ингредиенты. Мы можем с помощью зелья превратиться в Волан-де-Морта и заманить её сюда.

РОН: Для Оборотного зелья нужна частичка человека. А у нас нет никаких частичек Волан-де-Морта.

ГЕРМИОНА: Но сама мысль мне нравится. Притвориться мышкой, чтобы обмануть кошку.

ГАРРИ: Насколько близкой схожести мы можем добиться с помощью трансфигурации?

ГЕРМИОНА: Ну, нам известно, как он выглядит. И среди нас есть выдающиеся ведьмы и волшебники.

ДЖИННИ: Хотите превратиться в Волан-де-Морта?

АЛЬБУС: Это единственный выход.

ГЕРМИОНА: Кажется, что так.

РОН храбро выступает вперёд.

РОН: Тогда я… думаю, я должен им стать. То есть, это не так уж… совсем приятно быть Волан-де-Мортом… но, без ложной скромности, признаюсь, что я – самый хладнокровный из всех нас, и… превратиться в него… в Тёмного Лорда… для меня будет более безопасно, чем… для вас, более… импульсивных… ребят.

ГАРРИ отходит в сторону, погрузившись в свои мысли.

ГЕРМИОНА: Это кого ты назвал импульсивными?

ДРАКО: Я бы тоже вызвался. Я считаю, чтобы быть Волан-де-Мортом, нужна точность – не обижайся, Рон – и знание тёмной магии, и…

ГЕРМИОНА: Я тоже предложу свою кандидатуру. По-моему, это моя обязанность и безоговорочное право как министра магии.

СКОРПИУС: Давайте тянуть жребий…

ДРАКО: Ты не участвуешь, Скорпиус.

АЛЬБУС: Вообще-то…

ДЖИННИ: Ни в коем случае! Кажется, вы все свихнулись. Я знаю, каково слышать этот голос в голове… и больше не хочу его слышать…

ГАРРИ: Что бы вы ни думали, это должен быть я.

Все поворачиваются к ГАРРИ.

ДРАКО: Что?

ГАРРИ: Для того, чтобы план сработал, ей нужно безоговорочно поверить, что перед ней действительно он. Она заговорит с ним на змеином языке… и я уверен, что ко мне не просто так вернулась способность на нем разговаривать. Но более того, я… знаю, что значит… чувствовать себя в его теле. Я знаю, что значит быть им. Я должен это сделать.

РОН: Бред. Красивый, но бред. Ты пойдёшь туда только через мой…

ГЕРМИОНА: Боюсь, ты прав, друг мой.

РОН: Гермиона, ты ошибаешься, Волан-де-Морт – это тебе не… Гарри не должен…

ДЖИННИ: Ненавижу соглашаться с братишкой, но…

РОН: Он же может застрять… в обличье Волан-де-Морта… навсегда!

ГЕРМИОНА: Как и любой из нас. Твоё беспокойство обоснованно, но…

ГАРРИ: Постой, Гермиона. Джин.

ДЖИННИ и ГАРРИ смотрят друг другу в глаза.

Я на это не пойду, если ты не хочешь этого. Но я чувствую, что это единственный мой выбор. Я прав?

ДЖИННИ немного думает, а потом слегка кивает. На лице ГАРРИ появляется твёрдость.

ДЖИННИ: Ты прав.

ГАРРИ: Тогда давайте сделаем это.

ДРАКО: А нам не нужно обсудить твой маршрут… и…

ГАРРИ: Она ищет его – значит, она пойдёт ко мне.

ДРАКО: А потом что? Когда она к тебе подойдёт? Тебе напомнить, насколько это сильная колдунья?

РОН: Тише, успокойся. Он её приведёт сюда. И мы её замочим.

ДРАКО: «Замочим»?

ГЕРМИОНА оглядывает помещение.

ГЕРМИОНА: Мы спрячемся за дверью. Если сможешь заманить её вон туда (она указывает на лучик света, падающий на пол из окна-розетки), тогда мы выйдем и отрежем ей путь назад.

РОН (глядя на ДРАКО): А потом замочим её.

ГЕРМИОНА: Гарри, даю тебе последний шанс. Ты не передумал?

ГАРРИ: Нет, я смогу это сделать.

ДРАКО: Нет, в этом плане слишком много «если», слишком многое может пойти не так: что если трансфигурация не продержится долго? Что если она распознает маскировку? Что если она сбежит? Не говоря уже о разрушениях, на которые она способна… Нам нужен тщательно продуманный план, чтобы…

АЛЬБУС: Драко, поверьте папе. Он нас не подведёт.

ГАРРИ умилённо смотрит на АЛЬБУСА.

ГЕРМИОНА: Палочки!

Все достают свои палочки. ГАРРИ сжимает свою.

ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | АКТ IV | СЦЕНА 8-11

Из палочек вырывается свет. Он растёт и ослепляет…

Преображение происходит медленно и чудовищно.

И фигура ГАРРИ вырастает в фигуру ВОЛАН-ДЕ-МОРТА.

Этот вид наводит ужас.

Он поворачивается, оглядывая себя.

Смотрит на друзей, на свою семью.

Они ошеломлённо смотрят на него.

РОН: Святые угодники!

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Ну что, получилось?

ДЖИННИ (мрачно): Да. Получилось.

Акт Четвёртый

Сцена Одиннадцатая

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ДЖЕРОМА, 1981 ГОД

РОН, ГЕРМИОНА, ДРАКО, СКОРПИУС и АЛЬБУС стоят и смотрят в окно.

ДЖИННИ не в силах смотреть. Она сидит на скамье позади.

АЛЬБУС замечает, что его мать к ним не присоединилась. Он подходит к ней.

АЛЬБУС: Всё будет хорошо, ты же знаешь, мам?

ДЖИННИ: Знаю. Или надеюсь. Я просто… не хочу видеть его таким. Человек, которого я люблю, скрытый в облике человека, которого я всем сердцем ненавижу.

АЛЬБУС садится рядом с матерью.

АЛЬБУС: А она мне нравилась, мам, ты знала? Очень нравилась. Дельфи. И она оказалась… дочерью Волан-де-Морта…

ДЖИННИ: Такие, как она, очень хорошо умеют заманивать невиновных в свою паутину, Альбус.

АЛЬБУС: Это всё моя вина.

ДЖИННИ обнимает АЛЬБУСА.

ДЖИННИ: Как забавно. А твой папа думает, что его. Странная вы парочка.

СКОРПИУС: Вот она! Вот она! Она его заметила!

ГЕРМИОНА: По местам! Все! И помните: не выходить, пока он не заведёт её в луч света. У нас есть возможность ударить только один раз, мы не должны её упустить.

Они начинают быстро двигаться.

ДРАКО: Гермиона Грейнджер! Мне приказывает Гермиона Грейнджер! (Она поворачивается к нему. Он улыбается.) И мне это даже немного нравится.

СКОРПИУС: Пап…

Они разбегаются, скрываясь за двумя дверьми главного входа.

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ снова входит в церковь. Он делает несколько шагов и поворачивается.

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Мне неважно, кто ты, мой преследователь — волшебник или волшебница. Предупреждаю: ты об этом пожалеешь.

ДЕЛЬФИ появляется за его спиной. Её внимание приковано к нему. Это её отец, и это тот миг, которого она ждала всю жизнь.

ДЕЛЬФИ: Лорд Волан-де-Морт! Это я! Я шла за вами!

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Я тебя не знаю. Уходи.

Она делает глубокий вдох.

ДЕЛЬФИ: Я ваша дочь!

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Если бы ты была моей дочерью, я бы об этом знал.

ДЕЛЬФИ умоляюще смотрит на него.

ДЕЛЬФИ: Я из будущего! Дитя, рождённое от вас и Беллатрисы Лестрейндж. Я появилась на свет в поместье Малфоев незадолго до Битвы за Хогвартс. Битвы, в которой вы проиграете. Я пришла спасти вас!

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ поворачивается к ней. Её глаза встречаются с его.

Родольфус Лестрейндж, законный супруг Беллатрисы, вернулся из Азкабана и рассказал мне о том, кто я, и поведал о пророчестве, которое, по его убеждению, мне суждено выполнить. Я ваша дочь, сэр.

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Я знаком с Беллатрисой, и в твоём лице есть схожие с ней черты… хотя ты и не унаследовала её красоты. Однако же, без доказательств…

ДЕЛЬФИ старательно говорит что-то на змеином языке.

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ жестоко смеётся.

И это твоё доказательство?

ДЕЛЬФИ без труда взмывает в воздух. ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ в изумлении отступает назад.

ДЕЛЬФИ: Я – Авгурия своего повелителя, Тёмного Лорда, и я готова отдать всё, что имею, ради служения вам.

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ (пытаясь не выдать своего удивления): Ты научилась… летать… от… меня?

ДЕЛЬФИ: Я следовала проложенному вами пути.

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Я ещё не встречал ведьму или колдуна, осмелившегося стать равным мне.

ДЕЛЬФИ: Вы ошибаетесь! Я не пытаюсь затмить вас, Лорд! Но я посвятила свою жизнь тому, чтобы быть ребёнком, которым вы могли бы гордиться.

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ (прерывая её): Я вижу, кто ты, и вижу, кем ты можешь стать. Дочь моя.

ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | АКТ IV | СЦЕНА 8-11

Она смотрит на него с восторженным обожанием.

ДЕЛЬФИ: Отец?

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Вместе мы могли бы обладать огромной силой.

ДЕЛЬФИ: Отец…

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Подойди сюда, на свет, чтобы я мог рассмотреть моё единокровное дитя.

ДЕЛЬФИ: Твои намерения – ошибка! Если ты нападёшь на Гарри Поттера, ты совершишь ошибку! Он уничтожит тебя!

Рука ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТА становится рукой ГАРРИ. Он потрясённо смотрит на нее, затем быстро отдёргивает рукав, пряча.

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Он же младенец.

ДЕЛЬФИ: На его стороне любовь матери. Твоё заклинание отразится, погубив тебя, сделав его слишком сильным, а тебя – слишком слабым. Тебе придётся восстанавливать своё былое могущество, охваченным мыслями о схватке с ним – схватке, которую ты проиграешь.

Волосы начинают появляться на голове ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТА, он это чувствует и пытается их прикрыть.

Он накидывает на голову капюшон.

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ: Тогда я, пожалуй, не буду его убивать. Ты права.

ДЕЛЬФИ: Отец?

ГАРРИ/ВОЛАН-ДЕ-МОРТ уменьшается в росте – теперь он больше ГАРРИ, чем ВОЛАН-ДЕ-МОРТ.

Он поворачивается спиной к ДЕЛЬФИ.

Отец?

ГАРРИ (отчаянно пытаясь говорить голосом Волан-де-Морта): Твой план хорош. Я не буду его убивать. Ты славно мне послужила. А теперь подойди сюда, к свету, чтобы я мог рассмотреть тебя.

ДЕЛЬФИ видит, как дверь немного приоткрывается, а затем снова захлопывается. Она хмурится и начинает быстро думать, её подозрения растут.

ДЕЛЬФИ: Отец…

Она пытается заглянуть в его лицо – они почти танцуют на месте.

Ты не Лорд Волан-де-Морт!

ДЕЛЬФИ выпускает молнию прямо из руки. ГАРРИ реагирует мгновенно.

Инсендио!

ГАРРИ: Инсендио!

Обе молнии встречаются в центре помещения с эффектным взрывом.

Другой рукой ДЕЛЬФИ посылает разряды в двери, которые остальные члены группы пытаются открыть с другой стороны.

ДЕЛЬФИ: Поттер! Коллопортус!

ГАРРИ бросает встревоженный взгляд на двери.

Что? Думал, твои приятели придут к тебе на помощь, да?

ГЕРМИОНА (из-за двери): Гарри! Гарри!

ДЖИННИ (из-за двери): Она заперла двери изнутри!

ГАРРИ: Хорошо! Я справлюсь с тобой один.

Он снова наступает на нее. Но она в несколько раз сильнее. Палочка ГАРРИ вылетает у него из руки в её направлении. Он безоружен и беззащитен.

Как ты…? Да что ты такое?

ДЕЛЬФИ: Я долго наблюдала за тобой, Гарри Поттер. Я знаю тебя лучше, чем мой отец.

ГАРРИ: Думаешь, ты узнала мои слабости?

ДЕЛЬФИ: Я усердно трудилась, чтобы стать ему равной! Да, хоть он и самый могущественный колдун всех времён, он будет гордиться мной! Экспульсо!

ГАРРИ откатывается в сторону, и в следующую секунду пол взрывается в том месте, где он только что стоял. Он бросается под церковную скамью, на ходу соображая, как дальше драться.

Ты уползаешь от меня? Гарри Поттер, герой волшебного мира, уползает, как последняя крыса! Вингардиум Левиоса!

Церковная скамья взлетает в воздух.

Вопрос в том, а стоит ли вообще тратить своё время на то, чтобы убить тебя, зная, что, как только я остановлю отца, ты уже будешь обречён на гибель. Что же решить? Ой, мне скучно, пожалуй, всё-таки убью.

Она с силой обрушивает на него скамью. Та разлетается на кусочки, в то время как он снова отчаянно бросается в сторону.

Из решётки в полу появляется АЛЬБУС. Никто из них этого не замечает.

Авада…

АЛЬБУС: Пап!..

ГАРРИ: Альбус? Нет!

ДЕЛЬФИ: Что, уже двое? Ах, выбор, выбор… Наверно, я убью мальчишку первым. Авада Кедавра!

Она направляет убийственное заклятие в АЛЬБУСА, но ГАРРИ успевает его оттолкнуть.

Вспышка ударяет в пол.

ГАРРИ посылает ответную молнию из палочки.

Считаешь себя сильнее меня?

ГАРРИ: Нет. Я не сильнее.

Они беспощадно обстреливают друг друга заклятиями, в это время АЛЬБУС быстро проскальзывает к дверям, чтобы сбросить невидимые запоры.

Но мы – сильнее!

АЛЬБУС касается палочкой каждой двери.

АЛЬБУС: Алохомора! Алохомора!

ГАРРИ: Понимаешь, я никогда не сражался один. И в этот раз не буду!

ГЕРМИОНА, РОН ДЖИННИ и ДРАКО появляются в дверях и посылают коллективные заклятия в ДЕЛЬФИ. Она кричит от досады. Её мощь колоссальна, но она не может справиться со всеми одновременно.

Следует серия взрывов и вспышек – и вот, оглушённая, ДЕЛЬФИ валится на пол.

ДЕЛЬФИ: Нет… нет…

ГЕРМИОНА: Брахиабиндо!

ДЕЛЬФИ связывают тугие верёвки.

ГАРРИ приближается к ней. Он не отводит от нее глаз. Остальные отступают назад.

ГАРРИ: Альбус, ты как?

АЛЬБУС: Я в порядке, пап.

ГАРРИ всё ещё неотрывно глядит на ДЕЛЬФИ. Он всё ещё опасается её.

ГАРРИ: Джинни, он ранен? Мне нужно знать, что ему ничего не угрожает…

ДЖИННИ: Он сам настоял. Он единственный достаточно маленький, чтобы пролезть через решётку. Я пыталась остановить его.

ГАРРИ: Просто скажи, что он невредим.

АЛЬБУС: Всё хорошо, папа. Честно.

ГАРРИ подходит ещё ближе к ДЕЛЬФИ.

ГАРРИ: Многие пытались навредить мне, но мой сын…! Ты осмелилась покуситься на моего сына!

ДЕЛЬФИ: Я просто хотела познакомиться с отцом.

Эти слова застают ГАРРИ врасплох.

ГАРРИ: Невозможно переделать свою жизнь. Ты всегда будешь сиротой. Это не отпустит тебя.

ДЕЛЬФИ: Дай мне просто… увидеть его.

ГАРРИ: Не могу и не хочу.

ДЕЛЬФИ (с неподдельной жалостью): Тогда убей меня.

ГАРРИ раздумывает.

ГАРРИ: Этого я тоже не могу.

АЛЬБУС: Что? Пап! Она же опасна!

ГАРРИ: Нет, Альбус…

АЛЬБУС: Но она же убийца! Она на моих глазах убила…

ГАРРИ поворачивается. Он смотрит на сына, затем на ДЖИННИ.

ГАРРИ: Да, Альбус, она убийца, но мы – нет.

ГЕРМИОНА: Нам не следует брать с них пример.

РОН: Обидно, конечно, но мы это давно поняли.

ДЕЛЬФИ: Заберите мой разум. Мою память. Заставьте меня забыть, кто я.

РОН: Не-а. Мы вернём тебя в наше время.

ГЕРМИОНА: И ты отправишься в Азкабан. Прямиком за своей мамочкой.

ДРАКО: И сгниёшь там.

ГАРРИ слышит какой-то звук. Свистящее шипение.

А затем он будто слышит саму смерть – звук, непохожий ни на один другой из тех, что мы слышали раньше. 

Гааааарри Потттттер…

СКОРПИУС: Что это?

ГАРРИ: Нет. О нет! Не сейчас!

АЛЬБУС: Что?

РОН: Волан-де-Морт!

ДЕЛЬФИ: Отец?

ГЕРМИОНА: Что, уже? Здесь?

ДЕЛЬФИ: Отец!

ДРАКО: Силенцио! (ДЕЛЬФИ немеет.) Вингардиум Левиоса! (Её поднимает в воздух и уносит прочь.)

ГАРРИ: Он идёт! Он идёт прямо сейчас.

ВОЛАН-ДЕ-МОРТ выходит из глубины сцены, пересекает её и спускается в зал. Он идёт между рядов, неся смерть. И все это знают.


Что вы об этом думаете?

Добавить комментарий

      КОРДИЦЕПС И МУРАВЬИ-ЗОМБИ

      КОРДИЦЕПС И МУРАВЬИ-ЗОМБИ

      КАРТОФЕЛЬНАЯ ПИЦЦА

      КАРТОФЕЛЬНАЯ ПИЦЦА