ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | АКТ II | СЦЕНА 16-18

ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | ЧАСТЬ I

Продолжение приключений Альбуса и Скорпиуса. Сегодня представляю на ваш суд сцены с 16 по 18 второго акта.

Автор: Lilith

Акт Второй

Сцена Шестнадцатая

ХОГВАРТС, БИБЛИОТЕКА

СКОРПИУС заходит в библиотеку. Смотрит налево-направо, замечает АЛЬБУСА.

А АЛЬБУС замечает его.

СКОРПИУС: Привет.

АЛЬБУС: Скорпиус. Я не могу…

СКОРПИУС: Я знаю. Ты теперь в Гриффиндоре. Ты уже не хочешь со мной видеться. Но я всё равно пришёл. Поговорить с тобой.

АЛЬБУС: Я и говорить не мо…

СКОРПИУС: Ты должен. Думаешь, что можешь просто закрыть глаза на всё, что произошло? Мир сошёл с ума, ты разве не заметил?

АЛЬБУС: Да заметил я! Рон какой-то странный. Гермиона – учитель. Это всё неправильно, но…

СКОРПИУС: И Розы никогда не было.

АЛЬБУС: Знаю. Слушай, я ничего не понимаю, но тебе нельзя здесь находиться.

СКОРПИУС: Из-за того, что мы наделали, Роза не родилась. Помнишь, нам рассказывали о Святочном бале во время Турнира Трёх Волшебников? Все чемпионы, участвовавшие в Турнире, выбрали себе пару. Твой папа пошёл на бал с Парвати Патил, Виктор Крам – с…

АЛЬБУС: Гермионой. А Рон приревновал её и вёл себя как дурак.

СКОРПИУС: Вот и нет. Я нашёл книжку Риты Скитер, в которой есть эта история. И там всё совсем не так. Рон пригласил на бал Гермиону.

АЛЬБУС: Чего?

ПОЛЛИ ЧАПМЕН: Тссссссс!

СКОРПИУС искоса глядит на ПОЛЛИ и понижает голос.

СКОРПИУС: Он пригласил её по-дружески. И они по-дружески танцевали, всё было хорошо, а потом он пригласил на танец Падму Патил, и она показалась ему более милой. Они начали встречаться, и он немного изменился, а потом они поженились. А Гермиона тем временем стала…

АЛЬБУС: …психопаткой.

СКОРПИУС: Гермиона должна была пойти на бал с Крамом. А ты знаешь, почему она не пошла? Потому что заподозрила, что два странных мальчика из Дурмстранга, которых она видела перед первым испытанием, как-то замешаны в исчезновении палочки Седрика. Она подумала, что мы – по приказу Виктора – не дали Седрику пройти первое испытание…

АЛЬБУС: Очуметь.

СКОРПИУС: А без Крама Рон не ревновал её, а эта ревность была ключевым фактором. Так что Рон и Гермиона остались хорошими друзьями, но никогда не влюблялись друг в друга, соответственно – никогда не поженились, и у них не родилась Роза.

АЛЬБУС: Так поэтому папа такой… Он тоже изменился?

СКОРПИУС: Я абсолютно уверен, что твой папа остался таким же. Он глава Отдела Обеспечения магического правопорядка. Женат на Джинни. Отец троих детей.

АЛЬБУС: Так почему он ведёт себя как…

БИБЛИОТЕКАРЬ выходит из глубины комнаты.

СКОРПИУС: Ты меня слышал, Альбус? Это глобальнее, чем ваши отношения с отцом. Закон профессора Крокера гласит: Самый большой период времени, на который можно отправиться назад во времени без возможности нанесения серьёзного вреда путешественнику или самому времени, равен пяти часам. А мы вернулись на много лет назад! Одно мгновение, малейшее изменение событий вызывает колебание, как круги на воде. А мы… мы запустили целую волну. Роза не родилась из-за нас. Роза!

БИБЛИОТЕКАРЬ: Тссс!

АЛЬБУС быстро соображает.

АЛЬБУС: Хорошо, давай снова отправимся туда и всё исправим. Вернём и Седрика, и Розу.

СКОРПИУС: Неправильный ответ.

АЛЬБУС: Маховик времени же всё ещё у тебя, правильно? Никто его не нашёл?

СКОРПИУС достаёт прибор из кармана.

СКОРПИУС: Да, но…

АЛЬБУС выхватывает маховик у него из рук.

Нет! Не надо… Альбус! Как ты не понимаешь, что может стать ещё хуже!

СКОРПИУС пытается отобрать маховик времени, АЛЬБУС отталкивает его, они неуклюже борются.

АЛЬБУС: Нужно всё исправить, Скорпиус. Седрик ещё не спасён. Роза должна родиться. Мы будем осторожнее. Что бы там ни говорил этот Крокер, поверь мне. Поверь нам. На этот раз мы всё сделаем, как надо.

СКОРПИУС: Нет, не сделаем! Отдай, Альбус! Отдай мне его!

АЛЬБУС: Не могу. Это слишком большая ответственность.

СКОРПИУС: Да, слишком большая – для нас. Мы в этом почти ничего не смыслим. Мы опять наломаем дров.

АЛЬБУС: Это почему ещё?

СКОРПИУС: Потому. Потому что мы всегда так делаем. Постоянно всё портим. Мы – неудачники, полные и безнадёжные. Ты ещё это не понял?

АЛЬБУС наконец высвобождает одну руку и прижимает СКОРПИУСА к полу.

АЛЬБУС: Ну, я не был неудачником, пока не встретил тебя.

СКОРПИУС: Альбус, это не лучший способ доказать что-то твоему отцу.

АЛЬБУС: Мне не нужно ничего доказывать своему отцу. Я должен спасти Седрика и Розу. И, может быть, если ты не будешь тянуть меня назад, я справлюсь лучше.

СКОРПИУС: Я? Тяну назад? Ах, бедненький Альбус Поттер. Такой репей к нему прилип. Бедный Альбус Поттер. Как мне тебя жаль.

АЛЬБУС: Ты о чем?

СКОРПИУС (выйдя из себя): Попробуй пожить моей жизнью! На тебя все обращают внимание, потому что твой папа – знаменитый Гарри Поттер, спаситель волшебного мира! А на меня обращают внимание, потому что считают, что мой отец – Волан-де-Морт. Волан-де-Морт!

АЛЬБУС: Даже не…

СКОРПИУС: Можешь хоть немного представить, каково это? Ты хоть когда-нибудь пытался? Нет. Потому что не видишь ничего дальше своего носа. Не видишь ничего за пределами своих дурацких разногласий с папочкой. Он навсегда останется Гарри Поттером, заруби себе на носу! А ты всегда будешь его сыном. Я знаю, это нелегко, и другие дети жестоки, но тебе просто нужно научиться жить с этим, потому что… есть вещи пострашнее. Понял?

Пауза.

Был момент, когда я обрадовался, когда понял, что время изменилось. Момент, когда я подумал, что, может, моя мама не болела. Может, моя мама не умерла. Но нет, оказалось, умерла. И я всё ещё сын Волан-де-Морта, у которого нет мамы, и который сочувствует мальчику, не дающему ничего взамен. Так прости меня за то, что разрушил твою жизнь, потому что, знаешь… у тебя не было возможности разрушить мою: она уже в руинах. Но ты и не сделал её лучше. Ты ужасный… самый ужасный на свете… друг.

АЛЬБУС проглатывает эти слова. Он осознает, что сделал другу больно.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ (издалека): Альбус? Альбус Поттер! Скорпиус Малфой! Вы там… вместе? Вам лучше разойтись.

АЛЬБУС смотрит на СКОРПИУСА, затем вытягивает из рюкзака мантию.

АЛЬБУС: Быстро! Нам надо спрятаться.

СКОРПИУС: Что?

АЛЬБУС: Скорпиус, посмотри на меня.

СКОРПИУС: Это мантия-невидимка? Она разве не принадлежит Джеймсу?

АЛЬБУС: Если она нас найдёт, нас разлучат навсегда. Пожалуйста. Я ничего не понимаю. Прошу.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ (издалека: она медлит, давая им шанс ускользнуть): Я вхожу.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ заходит в комнату, держа в руках Карту Мародёров. Мальчики исчезают под мантией-невидимкой. Она раздражённо оглядывается вокруг.

Да где же они… Никогда я не доверяла этой штуке, и вот теперь она меня дурачит.

Она раздумывает. Снова смотрит на карту. Определяет их местонахождение.

Обводит взглядом комнату. Предметы сдвигаются, когда мальчики проходят мимо них. Она видит, куда они направляются, и пытается встать у них на пути. Однако они обходят её.

Если бы, если бы… не мантия твоего отца.

Она снова бросает взгляд на карту, потом на мальчиков. Улыбается самой себе.

Ну, раз я вас не видела, значит, я вас не видела.

Она выходит. Мальчики сбрасывают мантию-невидимку. Некоторое время они сидят молча.

АЛЬБУС: Да, я украл её у Джеймса. Стащить у него что-то проще простого: код на замке его чемодана – это день, когда ему подарили его первую метлу. Я обнаружил, что с этой мантией избегать хулиганов стало… проще.

СКОРПИУС кивает.

Мне жаль… твою маму. Я знаю, мы о ней почти не говорим… но, надеюсь, ты понимаешь… Я сочувствую тебе… в том… что случилось с твоей мамой… с тобой.

СКОРПИУС: Спасибо.

АЛЬБУС: Папа сказал… сказал, что эта тёмная аура вокруг меня – это ты. Он начал думать… и я решил, что мне нужно держаться подальше, а если я не буду, папа сказал, что он…

СКОРПИУС: Твой папа думает, что слухи правдивы… Что я – сын Волан-де-Морта?

АЛЬБУС (кивает): Его Отдел сейчас занимается этим вопросом.

СКОРПИУС: Прекрасно. Пусть занимаются. Иногда… иногда я ловлю себя на мысли… а может, это действительно правда.

АЛЬБУС: Нет. Это неправда. И я тебе скажу, почему. Потому что я считаю, что у Волан-де-Морта не может быть доброго сына… а ты добрый, Скорпиус. До мозга костей, до кончиков волос. Я искренне верю, что у Волан-де-Морта… у Волан-де-Морта не мог родиться такой ребёнок, как ты.

Пауза. СКОРПИУС тронут.

СКОРПИУС: Это мило… очень мило с твоей стороны.

АЛЬБУС: Я должен был сказать это ещё очень давно. Вообще-то, ты самый лучший человек, которого я знаю. И ты не… не мог… тянуть меня назад. Ты делаешь меня сильнее… и когда папа нас разлучил… без тебя…

СКОРПИУС: Мне тоже не особо нравилась жизнь без тебя.

АЛЬБУС: И я знаю, что мне всегда суждено быть сыном Гарри Поттера… и нужно просто смириться… И, конечно, по сравнению с тобой моя жизнь довольно неплохая, правда… и нам с ним относительно повезло, и…

СКОРПИУС (прерывает): Альбус, мне приятно слышать твои извинения, но ты опять начинаешь говорить больше о себе, чем обо мне, так что, наверное, лучше остановись, пока не поздно.

АЛЬБУС улыбается и протягивает руку.

АЛЬБУС: Друзья?

СКОРПИУС: Всегда.

СКОРПИУС протягивает руку, и АЛЬБУС заключает СКОРПИУСА в объятия.

Это уже второй раз, когда ты так сделал.

Мальчики перестают обниматься и улыбаются друг другу.

АЛЬБУС: Но я рад, что мы поссорились, потому что это подсказало мне одну замечательную идею.

СКОРПИУС: Какую идею?

АЛЬБУС: Насчёт второго испытания. И унижения.

СКОРПИУС: Ты опять о перемещениях во времени? Я не понял, мы вообще сейчас говорили об одном и том же?

АЛЬБУС: Да, ты прав, мы неудачники. Мы отлично всё портим, и теперь мы применим это своё умение на деле. Это наша суперспособность. Неудачников учат другие неудачники. И единственный способ научить неудачника – и мы знаем это как никто другой – это унижение. Нам надо его унизить. Мы попытаемся сделать это во втором испытании.

СКОРПИУС думает. Долго думает. А затем на его лице появляется улыбка.

СКОРПИУС: Это действительно хорошая тактика.

АЛЬБУС: Да, я знаю.

СКОРПИУС: То есть, это очень впечатляюще. Унизить Седрика, чтобы спасти Седрика. Умно. А Роза?

АЛЬБУС: А это будет мой блестящий сюрприз. Я могу это сделать без тебя… но я хочу, чтобы ты был рядом. Потому что хочу, чтобы мы сделали это вместе. Вместе расставили всё по местам. Так… Ты со мной?

СКОРПИУС: Но, секундочку, это… разве… Второе испытание же проходило на озере, а тебе нельзя выходить из замка.

АЛЬБУС ухмыляется.

АЛЬБУС: А. Ты об этом… Нам нужно найти туалет для девочек на первом этаже.

Акт Второй

Сцена Семнадцатая

ХОГВАРТС, ЛЕСТНИЧНЫЙ ПРОЛЁТ

РОН спускается по лестнице, погруженный в свои мысли, и вдруг видит ГЕРМИОНУ, и его выражение лица совершенно меняется.

РОН: Профессор Грейнджер!

ГЕРМИОНА поднимает взгляд, её сердце тоже вздрагивает (хотя она не хочет себе в этом признаться).

ГЕРМИОНА: Рон! Что ты здесь делаешь?

РОН: Панджу попал в неприятности на уроке Зельеварения. Он, естественно, опять красовался перед одноклассниками, отвлёкся, ну и положил не то не туда, и теперь у него нет бровей, но зато есть приличные такие усы. Которые ему совсем не идут. Я не хотел приходить, но Падма говорит, что в вопросах растительности на лице сыновьям нужно советоваться с отцами. Ты что-то сделала со своими волосами?

ГЕРМИОНА: Предполагаю, что просто расчесала их.

РОН: Ну… Тебе идёт расчёсывание.

ГЕРМИОНА с подозрением смотрит на РОНА.

ГЕРМИОНА: Рон, может, прекратишь разглядывать меня?

РОН (собрав всю храбрость): Знаешь, сын Гарри, Альбус… на днях сказал мне, что думал, что мы с тобой… женаты. Ха-ха. Ха. Ха. Знаю, это смешно.

ГЕРМИОНА: Очень смешно.

РОН: Ему даже казалось, что у нас есть дочь. Странно, правда?

Их взгляды пересекаются. ГЕРМИОНА первой отводит глаза.

ГЕРМИОНА: Более чем странно.

РОН: Именно. Мы же… друзья, и только.

ГЕРМИОНА: Абсолютно. Только… друзья.

РОН: Только… друзья. Забавное слово – друзья. Вообще-то не очень забавное. Слово как слово. Друзья. Друг, подруга. Забавная подруга. Ты, моя забавная подруга, моя Гермиона. Нет-нет… не моя Гермиона, то есть… не МОЯ Гермиона… Не МОЯ… понимаешь, но…

ГЕРМИОНА: Понимаю. 

ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | АКТ II | СЦЕНА 16-18

Повисает пауза. Ни один из них не двигается. Этот момент для них слишком значим, чтобы нарушать его движением. Затем РОН неловко откашливается.

РОН: Вот. Надо бежать. Разобраться с Панджу. Научить его искусству стрижки усов.

Он проходит немного, оборачивается и смотрит на ГЕРМИОНУ. Она глядит в ответ, он торопится дальше.

Тебе правда идёт эта причёска.

Акт Второй

Сцена Восемнадцатая

ХОГВАРТС, КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ одна на сцене. Она всматривается в карту. Хмурится. Дотрагивается до неё своей палочкой. Улыбается своим мыслям, приняв решение.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ: Шалость удалась.

Слышен рокот.

Вся сцена как будто трясётся.

ДЖИННИ первой показывается из камина, за ней ГАРРИ.

ДЖИННИ: Простите, профессор. Трудно грациозно приземлиться в камин.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ: Поттер. Вы вернулись! И, кажется, окончательно добили мой ковёр.

ГАРРИ: Мне нужно найти сына. Нам нужно.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ: Гарри, я всё обдумала и решила, что не хочу в этом участвовать. Вы можете меня запугивать, сколько угодно, я…

ГАРРИ: Минерва, я пришёл с миром, а не с войной. Мне не следовало с вами так разговаривать.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ: Просто мне кажется неправильным вмешиваться в дружбу и я считаю, что…

ГАРРИ: Я должен извиниться перед вами и перед Альбусом. Вы дадите мне эту возможность?

ДРАКО с грохотом и в облаке сажи появляется за их спинами.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ: Драко?

ДРАКО: Ему нужно увидеться с его сыном, а мне – с моим.

ГАРРИ: Как я и сказал: мир, а не война.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ изучает его лицо; она ожидает увидеть на нем искренность, и она её находит. Она снова достаёт из кармана карту и разворачивает её.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛ: Мир – это определённо то, в чем я хочу участвовать.

Она касается палочкой пергамента.

(Со вздохом.) Торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость.

На карте появляется план Хогвартса.

Ну вот, они вместе.

ДРАКО: В туалете для девочек на первом этаже. Что, ради всего святого, они там забыли?


Что вы об этом думаете?

Добавить комментарий

      ФИНАНСОВАЯ ПИРАМИДА ОТ МОРГЕНШТЕРНА И САБУРОВА — R-COIN?!

      ФИНАНСОВАЯ ПИРАМИДА ОТ МОРГЕНШТЕРНА И САБУРОВА — R-COIN?!

      ВЕЧНАЯ БАТАРЕЙКА: ЭЛЕКТРИЧЕСТВО ИЗ ВОЗДУХА И МЕТАЛЛА

      ВЕЧНАЯ БАТАРЕЙКА: ЭЛЕКТРИЧЕСТВО ИЗ ВОЗДУХА И МЕТАЛЛА