ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | АКТ I | СЦЕНА 11-15

ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | ЧАСТЬ I

Продолжение приключений Альбуса и Скорпиуса. Сегодня представляю на ваш суд сцены с 11 по 15 первого акта.

Автор: Lilith

Акт Первый

Сцена Одиннадцатая

КРЫША ХОГВАРТС-ЭКСПРЕССА

Ветер со свистом хлещет их со всех сторон с особой свирепостью.

СКОРПИУС: Так, ну вот мы на крыше поезда, он несётся очень быстро, и это страшно… Нет, конечно, и круто тоже, я узнал о себе многое, и о тебе кое-что, но…

АЛЬБУС: По моим расчётам, мы скоро будем проезжать по виадуку, а оттуда рукой подать до дома престарелых волшебников имени Святого Освальда…

СКОРПИУС: Чего? Куда? Слушай, это, конечно, очень захватывающе чувствовать себя бунтарём в первый раз в жизни… ура… Крыша поезда, все дела… но тут… ой.

СКОРПИУС видит то, что ему не хотелось бы видеть.

АЛЬБУС: Вода однозначно должна смягчить падение, если наше амортизирующее заклинание не сработает.

СКОРПИУС: Альбус. Ведьма-проводница.

АЛЬБУС: Ты что, собрался перекусить перед путешествием?

СКОРПИУС: Нет. Альбус. Ведьма-проводница идёт в нашу сторону.

АЛЬБУС: Да нет, не может быть, мы же на крыше поезда…

СКОРПИУС указывает АЛЬБУСУ в нужную сторону, и теперь тот тоже видит ВЕДЬМУ-ПРОВОДНИЦУ, непринуждённо толкающую к ним свою тележку.

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Желаете чего-нибудь, котятки? Тыквенное пирожное? Шоколадную лягушку? Кекс-котелок?

АЛЬБУС: Ох.

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Никто почти ничего обо мне не знает. Покупают мои кексики-котелки, но вряд ли замечают меня саму. Я не припомню даже, когда кто-нибудь последний раз спрашивал, как меня зовут.

АЛЬБУС: Как вас зовут?

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Забыла. Всё, что я помню, это то, что, когда Хогвартс-Экспресс впервые встал на рельсы, Отталина Гэмбол лично предложила мне работу…

СКОРПИУС: Это же… сто девяносто лет назад! Вы здесь работаете сто девяносто лет?

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Эти руки приготовили больше шести миллионов тыквенных пирожных. Я неплохо научилась их делать. Но никому не приходит в голову, как легко мои пирожные превращаются в кое-что другое…

Она берёт одно из тыквенных пирожных. Бросает его, как гранату. Оно взрывается.

Вы не поверите, что я могу сделать со своими шоколадными лягушками. Ни разу – ни разу! – я не позволила ни единой душе покинуть этот поезд до того, как он достигнет пункта назначения. Некоторые пытались – Сириус Блэк со своими дружками, Фред и Джордж Уизли… НИКОМУ НЕ УДАЛОСЬ УЙТИ. ПОТОМУ ЧТО ЭТОТ ПОЕЗД НЕ ЛЮБИТ, КОГДА С НЕГО СПРЫГИВАЮТ…

Руки ВЕДЬМЫ-ПРОВОДНИЦЫ превращаются в острые шипы. Она улыбается.

Так что, пожалуйста, займите свои места до конца поездки.

АЛЬБУС: Ты был прав, Скорпиус. Это волшебный поезд.

СКОРПИУС: В данный конкретный момент я не рад, что оказался прав.

АЛЬБУС: Но я тоже был прав – насчёт виадука: под нами вода, значит, пора применять амортизирующее заклинание.

СКОРПИУС: Альбус, это плохая идея.

АЛЬБУС: Правда? (Он на секунду задумывается, затем понимает, что времени на сомнения уже нет.) Поздно! Три. Два. Один. Моллиаре!

Он произносит заклинание уже на лету.

СКОРПИУС: Альбус… Альбус…

Он с отчаянием смотрит вниз, вслед другу. Поднимает глаза на приближающуюся ВЕДЬМУ-ПРОВОДНИЦУ. Её волосы развеваются на ветру, руки-шипы наготове.

ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | АКТ I | СЦЕНА 11-15

Ну, в общем, у вас, конечно, весёлый вид, но мне нужно догнать друга.

Он зажимает нос и ныряет вниз вслед за АЛЬБУСОМ, в прыжке бормоча заклинание.

Акт Первый

Сцена Двенадцатая

МИНИСТЕРСТВО МАГИИ, БОЛЬШОЙ ЗАЛ ЗАСЕДАНИЙ

Сцена заполнена волшебниками и волшебницами. Они трещат без умолку и все разом так, как могут только настоящие волшебники и волшебницы. Среди них видны ДЖИННИ, ДРАКО и РОН. Над ними на помосте возвышаются ГЕРМИОНА и ГАРРИ.

ГЕРМИОНА: К порядку! Неужели обязательно колдовать, чтобы наступила тишина? (Она взмахивает палочкой, и толпа замолкает.) Хорошо. Спасибо, что пришли на это внеплановое общее собрание. Мне действительно приятно видеть вас всех здесь. Волшебное сообщество много лет жило в мире и согласии. Двадцать два года назад мы победили Волан-де-Морта в битве за Хогвартс, и я рада, что новое поколение росло, узнавая об этом противостоянии только из книг и рассказов старших.  До настоящего момента. Гарри.

ГАРРИ: Сторонники Волан-де-Морта в последние месяцы проявляют активность. Я всё это время отслеживал движение троллей по Европе, попытки великанов пересечь некоторые моря, и оборотней… правда, вынужден признать, что мы потеряли их след несколько недель назад. Мы не в курсе, что они собираются делать и кто отдаёт им приказы… однако мы точно знаем, что они меняют своё местоположение… И мы обеспокоены тем, что это всё может означать. Мы спрашиваем вас: видел ли кто-нибудь что-либо необычное? Чувствовал ли? Поднимите палочку, и мы вас выслушаем. Профессор Макгонагал – пожалуйста.

ПРОФЕСООР МАКГОНАГАЛ: Когда мы вернулись с летних каникул, мы обнаружили, что кто-то похозяйничал в кабинете зельеварения. Незначительное количество ингредиентов пропало, таких как шкура бумсланга и крылья златоглазок, — ничего из запрещённого списка. Мы подозреваем Пивза.

ГЕРМИОНА: Спасибо, профессор.  Мы проведём расследование. (Она обводит помещение взглядом.) Кто-нибудь ещё? Хорошо, есть ещё новости – самые нерадостные… Этого не случалось со времён Волан-де-Морта: у Гарри снова болит шрам.

ДРАКО: Волан-де-Морт мёртв. Его больше нет.

ГЕРМИОНА: Да, Драко, Волан-де-Морт мёртв, но все происходящие события подводят нас к мысли, что Волан-де-Морт – или что-то связанное с ним — могло вернуться.

Это вызывает бурную реакцию зала.

ГАРРИ: Это будет нелегко, но мы должны попытаться исключить эту возможность. Те из вас, у кого есть чёрная метка… вы что-нибудь чувствовали? Малейший укол боли?

ДРАКО: Начинается… Чуть что – виноваты обладатели чёрной метки, а, Поттер?

ГЕРМИОНА: Да нет же, Драко! Гарри просто пытается…

ДРАКО: Знаете, к чему всё ведёт? Гарри всего лишь хочет, чтобы о нем опять писали в газетах. «Ежедневный пророк» хоть раз в год, да публикует слухи о возвращении Волан-де-Морта…

ГАРРИ: Не я распространяю эти слухи!

ДРАКО: Да ну? Не твоя ли жёнушка – редактор «Ежедневного пророка»?

ДЖИННИ возмущённо выступает вперёд.

ДЖИННИ: Редактор спортивной колонки!

ГЕРМИОНА: Драко! Гарри довёл информацию до сведения Министерства. А я… как министр магии…

ДРАКО: Готов спорить, ты победила на выборах, только потому что ты его подружка.

РОН рвётся к ДРАКО, ДЖИННИ удерживает его.

РОН: Ты сам заткнёшься или тебе помочь?

ДРАКО: Признайте – вам нравится греться в лучах его славы. Как приятно, когда все вокруг шепчутся о Поттере в ответ на (изображая ГАРРИ) «у меня болит шрам, у меня болит шрам!» Знаете, что всё это значит? Что у длинных языков появится новая возможность опорочить моего сына на почве этих абсурдных сплетен о его происхождении.

 ГАРРИ: Драко, но никто же не говорил, что это как-то связано со Скорпиусом…

ДРАКО: Лично я считаю это собрание очередной показухой. Я ухожу.

Он покидает сцену. Другие тоже начинают расходиться.

ГЕРМИОНА: Нет! Всё не так… Вернитесь! Нам нужен план действий.

Акт Первый

Сцена Тринадцатая

ДОМ ПРЕСТАРЕЛЫХ ВОЛШЕБНИКОВ И ВОЛШЕБНИЦ ИМЕНИ СВЯТОГО ОСВАЛЬДА

Это хаос. Это магия. Это Дом престарелых волшебников и волшебниц имени Святого Освальда, и его чудесность превосходит все ваши смелые ожидания.

Здесь ходунки движутся сами по себе, повсюду мелькают зачарованные спицы и пряжа, а санитары танцуют танго.

Здесь люди свободны от необходимости творить волшебство – вместо этого они творят его ради забавы! Им никогда не бывает скучно.

Входят, оглядываясь по сторонам, АЛЬБУС и СКОРПИУС, удивлённые и, что греха таить, немного напуганные.

АЛЬБУС и СКОРПИУС: Э-э-э, извините… Извините. ИЗВИНИТЕ!

СКОРПИУС: Ясно, здесь все чокнутые.

АЛЬБУС: Мы ищем Амоса Диггори.

Вдруг становится очень тихо. Все замирают. Они выглядят немного огорчёнными.

ДАМА С ВЯЗАНИЕМ: А зачем вам, мальчики, понадобился этот ворчливый старый хрыч?

Появляется улыбающаяся ДЕЛЬФИ.

ДЕЛЬФИ: Альбус? Альбус! Ты пришёл? Как замечательно! Заходи, поздоровайся с Амосом!

Акт Первый

Сцена Четырнадцатая

ДОМ ПРЕСТАРЕЛЫХ ВОЛШЕБНИКОВ И ВОЛШЕБНИЦ ИМЕНИ СВЯТОГО ОСВАЛЬДА, КОМНАТА АМОСА

АМОС раздражённо смотрит на СКОРПИУСА и АЛЬБУСА. ДЕЛЬФИ наблюдает за ними.

АМОС: Так, давайте по порядку. Ты подслушал разговор, который не должен был услышать… И решил – самостоятельно, и по сути, без разрешения, — что должен вмешаться, весьма бесцеремонно, в чужие дела.

АЛЬБУС: Мой отец вам солгал – я это знаю. У них есть маховик времени. 

АМОС: Я это и так знал. Можете идти.

АЛЬБУС: Что? Нет! Мы здесь, чтобы помочь.

АМОС: Помочь? Какая мне помощь от двух недорослей вроде вас?

АЛЬБУС: Мой отец уже доказал, что не нужно быть взрослым, чтобы изменить волшебный мир.

АМОС: Значит, я должен тебе позволить участвовать в этой затее только потому, что ты Поттер? Положиться на твою знаменитую фамилию?

АЛЬБУС: Да нет же!

АМОС: Поттер из Слизерина – да, я читал о тебе – ещё и в компании Малфоя, который может быть потомком Волан-де-Морта? Откуда мне знать, что вы не тёмные волшебники?

АЛЬБУС: Но…

АМОС: То, что ты сообщил, было мне известно, хотя спасибо за подтверждение моих догадок. Твой отец и правда лжец. А теперь уходите. Оба. Вы тратите моё время.

АЛЬБУС (не терпящим возражений тоном): Нет, вы послушайте. Вы сами говорили о том, сколько невинной крови на руках моего отца. Дайте мне это изменить. Дайте исправить одну из его ошибок. Доверьтесь мне.

АМОС (повысив голос): Ты меня не слышал, мальчик? Я не вижу причин доверять тебе. Так что иди. Живо. Пока я не заставил тебя уйти.

Он угрожающе поднимает палочку. АЛЬБУС смотрит на неё, и сдаётся: АМОС победил.

СКОРПИУС: Пойдём, дружище. Одно мы с тобой точно умеем – понимать, когда нам не рады.

 АЛЬБУС не хочет уходить. СКОРПИУС тянет его за руку. Он оборачивается по дороге к двери.

ДЕЛЬФИ: Я могу сказать причину, по которой тебе следует поверить ему, дядя.

Они останавливаются.

Они одни вызвались помочь. Они готовы отважно рисковать своей жизнью, чтобы вернуть твоего сына. Вообще-то, я уверена, они рискуют, уже придя сюда…

АМОС: Речь идёт о Седрике…

ДЕЛЬФИ: А разве ты сам не говорил, что иметь своего человека в Хогвартсе было бы большим преимуществом? 

ДЕЛЬФИ целует АМОСА в макушку. АМОС смотрит на ДЕЛЬФИ, затем поворачивается к мальчикам.

АМОС: Почему? Почему вы хотите пойти на это? Какая вам польза?

АЛЬБУС: Я знаю, что такое быть лишним. Ваш сын не заслуживал того, чтобы быть убитым, мистер Диггори. Мы поможем вам вернуть его.

АМОС (наконец давая волю чувствам): Мой сын… мой сын был лучшим, что случалось со мной… И ты прав, это было несправедливо… страшно несправедливо. Если вы не шутите…

АЛЬБУС: Я серьёзен как никогда.

АМОС: Но это будет опасно.

АЛЬБУС: Мы знаем.

СКОРПИУС: Правда?

АМОС: Дельфи… может быть, ты готова пойти с ними?

ДЕЛЬФИ: Если это сделает тебя счастливым, дядя.

Она улыбается АЛЬБУСУ, он отвечает тем же.

АМОС: Вы же понимаете, что просто заполучить маховик времени – уже большой риск?

АЛЬБУС: Если понадобится, мы готовы отдать за него свою жизнь.

СКОРПИУС: Да?

АМОС (трагически): Мне бы вашу уверенность.

Акт Первый

Сцена Пятнадцатая

КУХНЯ В ДОМЕ ГАРРИ И ДЖИННИ ПОТТЕРОВ

ГАРРИ, РОН, ГЕРМИОНА и ДЖИННИ вместе ужинают.

ГЕРМИОНА: Я много раз повторяла Драко: никто в Министерстве не болтает о Скорпиусе. Слухи исходят не от нас.

ДЖИННИ: Я ему писала после того, как он потерял Асторию… Спрашивала, что мы можем для него сделать. Я думала, может… как лучший друг Альбуса, Скорпиус согласится остаться у нас на рождественские каникулы или… Но моя сова вернулась с письмом, в котором было только одно предложение: «Скажи супругу, чтобы он раз и навсегда опроверг все заявления в адрес моего сына.»

ГЕРМИОНА: Он этим одержим.

ДЖИННИ: Он просто запутался… Запутался в паутине безнадёги.

РОН: Я, конечно, сожалею о его утрате, но когда он начинает кидаться на Гермиону насчёт… Ну… (Он смотрит через стол на ГАРРИ.) Ёшки-матрёшки, говорю я ей постоянно, может, в этом ничего такого и нет.

ГЕРМИОНА: Ей?

РОН: Может, тролли собираются на большую тусовку; у великанов свадебное путешествие; у тебя кошмары от страхов за Альбуса; а твой шрам болит, потому что ты стареешь.

ГАРРИ: Старею? Ну спасибо тебе.

РОН: Честно! Вот я теперь, когда сажусь, начинаю кряхтеть. Вот так: «Э-эх». А мои ноги – такая морока с этими ногами! Я могу написать песню о том, как у меня гудят ноги… Может, и с твоим шрамом так же.

ДЖИННИ: Ты много болтаешь.

РОН: Да, это мой конёк. Это — и ещё мой бесконечный запас забастовочных завтраков. Ну и то, как я вас всех люблю. Даже малявку Джинни.

ДЖИННИ:

Если не угомонишься, Рональд Уизли, я скажу маме.

РОН: Нет, не скажешь.

ГЕРМИОНА: Если какая-то часть Волан-де-Морта выжила, неважно в каком виде, нам нужно быть готовыми. Мне страшно.

ДЖИННИ: Мне тоже.

РОН: А меня ничто не пугает так, как мама.

ГЕРМИОНА: Серьёзно, Гарри, я не поступлю, как Корнелиус Фадж в своё время. Я не спрячу голову в песок. И мне плевать, что я потеряю авторитет в глазах Драко Малфоя.

РОН: А он когда-нибудь видел в тебе авторитет?

ГЕРМИОНА бросает на РОНА испепеляющий взгляд и замахивается на него, но РОН отскакивает на безопасное расстояние.

Мазила.

ДЖИННИ отвешивает РОНУ подзатыльник. Он морщится.

Метко. Очень метко.

Вдруг в кухню влетает сова. Она пикирует низко над столом и бросает письмо в тарелку ГАРРИ.

ГЕРМИОНА: Поздновато для сов, а?

ГАРРИ вскрывает конверт. Он удивлён.

ГАРРИ: Оно от профессора Макгонагал.

ДЖИННИ: Что там?

Лицо ГАРРИ каменеет.

ГАРРИ: Джинни, Альбус… Альбус и Скорпиус… они не доехали до школы. Они пропали.


Что вы об этом думаете?

Добавить комментарий

      20 МАКРОФОТОГРАФИЙ ВЕЩЕЙ, КОТОРЫЕ ОКРУЖАЮТ НАС

      20 МАКРОФОТОГРАФИЙ ВЕЩЕЙ, КОТОРЫЕ ОКРУЖАЮТ НАС

      «Шуточная» викторина для тренировки мозга

      «Шуточная» викторина для тренировки мозга