ОБЕЗЬЯНЬЯ ОСПА: ЧТО ИЗВЕСТНО О ПЕРСПЕКТИВАХ НОВОЙ ПАНДЕМИИ

ОБЕЗЬЯНЬЯ ОСПА: ЧТО ИЗВЕСТНО О ПЕРСПЕКТИВАХ НОВОЙ ПАНДЕМИИ

На планете уже зарегистрировано больше сотни случаев, подозрительно напоминающих обезьянью оспу — родственницу оспы натуральной. До 2022 года больные обезьяньей оспой заражались в основном от животных, а среди людей она быстро затухала, плохо передаваясь воздушно-капельным путем. Но в мае 2022 года положение могло измениться. Дюжина стран на разных континентах показала одновременную вспышку заражений. Многие пытаются успокоить население, упирая на факт, что прививка от обычной оспы защищает и от новой. Но на самом деле ситуация далеко не такая простая, и ВОЗ в эту пятницу уже провела чрезвычайную встречу экспертов для обсуждения этой болезни. Naked Science рассказывает о том, может ли оспа стать «сменщиком» коронавируса.

На самом деле она не обезьянья!

Сейчас оспа обезьян проникла в Австралию, Великобританию, Германию, Нидерланды, Испанию, Португалию, США, Швецию, Италию, Израиль, Францию, Бельгию и Канаду. Получается уже 13 стран, и мы не можем быть уверены, что к моменту выхода этого текста их не станет больше. Информация такого рода поступает едва ли не каждый час, даже быстрее, чем при распространении коронавируса пару лет назад.

Вопреки названию, этой болезнью страдают в основном не обезьяны (хотя именно у них она и была впервые выявлена еще в 1958 году). А вот кто именно, пока не очень понятно, потому что полевая биология в Африке развита не так хорошо, как хотелось бы.

Вирус обезьяньей оспы принадлежит к роду ортопоксвирусов, так же, как и задавленная некогда вакцинацией натуральная оспа / ©Wikimedia Commons
Вирус обезьяньей оспы принадлежит к роду ортопоксвирусов, так же, как и задавленная некогда вакцинацией натуральная оспа / ©Wikimedia Commons

Основные резервуары обезьяньей оспы — Демократическая республика Конго (там циркулирует конголезская линия этого вируса) и Западная Африка (а здесь — западноафриканская). Предполагается, что основной носитель и там, и там — грызуны, но какие точно, неизвестно. И обезьяны, и люди заражаются вирусом в основном от других животных. Африканцы до сих пор едят мясо диких животных, убитых на охоте, и с ним вирус попадает к человеку.

До 2022 года считалось, что вирус не умеет толком распространяться от человека к человеку воздушно-капельным путем. Это вроде бы подтверждало то, что самые длинные цепочки заражения от человека к человеку имели не больше шести звеньев-людей. То есть базовое репродуктивное число R — число людей, которых может заразить один больной, — на длительных отрезках времени было меньше одного. Даже несколько африканцев, съевших опасную дичь, могли заразить только двух-трех других людей, те — только одного-двух и так далее.

Правда, авторы одной научной работы при помощи моделирования насчитали у обезьяньей оспы R даже выше двух. Однако, как легко видеть из ее текста, она опиралась на не вполне реалистичные предположения. И в конце концов R — вещь важная, но не определяющая: напомним, что R большинства штаммов гриппа ниже двух. И тем не менее грипп постоянно циркулирует в человеческой популяции.

В Африке прекратили вакцинировать от натуральной оспы еще в 1980-х: если бы оспа обезьянья действительно имела R выше гриппа, то она уже давным-давно стала бы массовой болезнью и Черного континента, и мира в целом. Однако на практике ею до 2020-х годов заболевали порядка пары тысяч африканцев в год, что трудно отнести к болезням с заразностью гриппа. Из этого вполне очевидно, что действительно эффективного распространения (R>1 на длительных отрезках времени) среди людей до наших дней эта болезнь не знала.

Похоже, в 2022 году что-то резко изменилось. То ли оспа обезьян мутировала и научилась эффективно распространяться от человека к человеку воздушно-капельным путем, то ли распространение идет каким-то таким путем, которое позволяет обходиться без воздушно-капельной передачи.

Гамбийская крыса по кличке Магава в Камбодже. Этот грызун достигает 0,9 метров в длину (с хвостом). Данная конкретная особь работала на разминировании в Камбодже, лично обследовав на предмет мин 216 тысяч квадратных метров и найдя, за счет отличного обоняния, 71 мину и 38 неразорвавшихся боеприпасов. На родине, в Африке, этих животных ловят и едят. Поскольку они уязвимы для оспы обезьян, гамбийские крысы часто становятся источником заражения и для людей. Даже если ее мясо было нормально прожарено, контакт с животным при охоте на него все равно практически неизбежен  / ©Wikimedia Commons
Гамбийская крыса по кличке Магава в Камбодже. Этот грызун достигает 0,9 метров в длину (с хвостом). Данная конкретная особь работала на разминировании в Камбодже, лично обследовав на предмет мин 216 тысяч квадратных метров и найдя, за счет отличного обоняния, 71 мину и 38 неразорвавшихся боеприпасов. На родине, в Африке, этих животных ловят и едят. Поскольку они уязвимы для оспы обезьян, гамбийские крысы часто становятся источником заражения и для людей. Даже если ее мясо было нормально прожарено, контакт с животным при охоте на него все равно практически неизбежен  / ©Wikimedia Commons

Британский The Independent пишет об одном из таких путей — половых контактах между мужчинами. Так обстоят дела и в большинстве выявленных случаях в Британии, и на Пиренеях (Испания пока лидирует по числу случаев, в районе трех десятков). Такие контакты сопровождаются обменом физиологическими жидкостями. Очевидно, сходные контакты могут случаться и в гетеросексуальных парах. Однако пока, по сообщению Daily Mail, британские медвласти концентрируются именно на этом пути передачи. Если новые случаи в этой среде продолжатся, ее участникам будет предложена вакцинация от оспы (ниже мы поясним, почему это далеко не панацея).

Однако далеко не факт, что все объясняется просто быстрыми и случайными однополыми связями в рамках одной «секс-сети», как об этом говорят представители британских властей. Проблема текущей ситуации заключается в том, что случаи новой болезни регистрируются практически одновременно по всей планете, от Канады до Австралии. Инкубационный период оспы — десяток дней. Получается, около сотни человек заразились ею около десятка дней назад.

Но ведь этот вирус в норме не циркулирует среди людей (как минимум, вне Африки, где у нее природный резервуар). Значит, заражение случилось в одной точке. В какой именно одной точке люди из 11 стран, удаленных друг от друга на огромные расстояния, могут заразиться одной нетипичной для человечества болезнью практически в один момент времени?

На 2021 год статус распространения этой болезни выглядел как на карте выше: за пределами стран Черной Африки эта болезнь была только завозной / ©Wikimedia Commons
На 2021 год статус распространения этой болезни выглядел как на карте выше: за пределами стран Черной Африки эта болезнь была только завозной / ©Wikimedia Commons

Если отбросить конспирологические версии о всемирном тайном конгрессе свингеров, то самое простое и очевидное предположение состоит в том, что это могло случиться в крупном международном аэропорту-хабе. В аэропорту не так уж удобно обмениваться физиологическими жидкостями — любой, кто пробовал нечто подобное, знает об этом. Мясом гамбийских крыс (типичный резервуар обезьяньей оспы) в аэропортах-хабах тоже не кормят. Выходит, трудно исключить, что передача состоялась воздушно-капельным путем, причем ко многим людям одновременно.

Но весьма опасная

Оспа обезьян имеет две генетически различающиеся линии. Сейчас в западном мире распространяется западноафриканская — со смертностью не выше 1%. Это примерно уровень смертности коронавируса. Циркулирующие в СМИ цифры о смертности 4–11% неверны: те, кто их приводят, либо не знают, либо забывают о том, что такую смертность пока показывали только вспышки в Демократической республике Конго, где этот вирус принадлежит к иной, более опасной линии оспенного вируса обезьян.

Как мы знаем из истории коронавирусной пандемии в России, субъективно (и иррационально) люди воспринимают болезнь со смертностью 1% как неопасную.

Характерной поражение ладоней редко встречалось при натуральной оспе, но довольно это часто бывает в случае заражения оспой обезьян / ©Wikimedia Commons
Характерной поражение ладоней редко встречалось при натуральной оспе, но довольно это часто бывает в случае заражения оспой обезьян / ©Wikimedia Commons

Однако африканская линия натуральной оспы тоже имела смертность всего 1%, но ее, тем не менее, очень боялись. Все потому, что большинство людей воспринимают риски инфекционных болезней скорее «на эмоциях», чем разумом. То, что не оставляет на больном явных следов (коронавирус), считают легкой болезнью (хотя на самом деле он их еще как оставляет, просто на первый взгляд они не видны), а то, что оставляет видимые следы, — тяжелой.

Оспа — и ее новая африканская разновидность тоже — оставляет на коже повреждения, оспины и корку, которая потом отваливается, оставляя шрамы. В случае тяжелого и среднетяжелого течения — пожизненные.

Как узнать, что вы заболели?

Если вы как раз находитесь в Африке и зачем-то ели мясо диких животных или пребываете в Европе — США — Канаде и участвовали в обменах биологическими жидкостями с малознакомыми людьми, то стоит задуматься о том, не подхватили ли и вы нечто подобное. Клиническая картина здесь очень похожа на прежнюю оспу: между заражением и ярко выраженными симптомами проходит примерно десять суток. К этому моменту начинается зуд кожи, температура, усталость, могут начать появляться оспины и корки. Но есть и отличия от оспы классической — корки часто появляются на ладонях рук, а еще — набухают (и легко нащупываются пальцами) лимфоузлы.

Что делать в таком случае? Мы бы рекомендовали связаться с медицинскими властями. От такой оспы формально существуют противовирусные препараты. Сами вы их не достанете, это неходовой товар, типа тековиримата. А вот медвласти могут иметь в запасниках что-то подобное на случай биологической атаки (впрочем, запасы эти не особенно велики)

В условиях Африки значительная часть умирающих от этой болезни — малолетние дети / ©Wikimedia Commons
В условиях Африки значительная часть умирающих от этой болезни — малолетние дети / ©Wikimedia Commons

Правда, не стоит слишком уж сильно надеяться и на тековиримат. Ведь его никогда не проверяли на большой выборке людей именно в отношении обезьяньей оспы. Да, у него есть положительные результаты испытаний на животных, но все же иммунитет животных и человека существенно различаются. Чтобы понять, помогает ли он от новой болезни, нужна полноценная эпидемия, которой пока еще не случилось.

От начала симптомов до конца болезни должно пройти от двух до-четырех недель. Мы говорим «должно», потому что в современном обществе немало людей с не лучшим иммунитетом, которые в прошлые века долго не жили и оттого встречались крайне редко. Не известно, насколько заболевание может затянуться у них.

Наша прививка от натуральной оспы защитит и от обезьяньей?

Специалисты центра «Вектор» в комментариях для «РИА Новости» уже заявили, что вакцина от натуральной оспы эффективна и против оспы новой. Западные СМИ даже называют цифру: якобы вакцина от «старой» оспы защищает от новой болезни с вероятностью 85%. Цифру эту, впрочем, первыми назвали не они, а американские медицинские власти (однако без ссылок на какую-либо научную работу или клинические испытания). Правда, есть одна научная работа из прошлого века, которая называет сходные цифры. Но вот только ее авторы сами никакого клинического исследования не проводили, и в своих оценках опирались на данные не самого лучшего качества (да еще и собранные не ими).

Не стоит успокаиваться, рассчитывая на эти самые 85% из предыдущего абзаца. И дело даже не в том, что у очень многих молодых жителей России вообще нет никакой прививки от натуральной оспы (хотя ее перестали делать где-то после 1983 года, а вовсе не в 1980-м, как часто пишут СМИ).

Джулиан Гленн, старшеклассник, заразившийся оспой обезьян в 2003 году, во время вспышки в США. Тогда ее вызвал завоз грызунов из Африки в американский зоомагазин. Похоже, в этот раз распространение идет каким-то принципиально новым путем. Значит ли это, что мы стоим на пороге новой пандемии? / ©Wikimedia Commons
Джулиан Гленн, старшеклассник, заразившийся оспой обезьян в 2003 году, во время вспышки в США. Тогда ее вызвал завоз грызунов из Африки в американский зоомагазин. Похоже, в этот раз распространение идет каким-то принципиально новым путем. Значит ли это, что мы стоим на пороге новой пандемии? / ©Wikimedia Commons

Более существенный вопрос: а откуда мы вообще знаем, что прививка от обычной оспы эффективна и от оспы обезьяньей? Вся известная мировой медицине выборка жертв последней — считанные сотни случаев. Ведь большинство случаев вообще не имеют нормального медицинского описания: в Африке с этим сложно.

На такой малой выборке просто нельзя достоверно выяснить, насколько эффективна та или иная прививка против вируса, который никогда не был мишенью ее создателей. Наблюдения «на глаз» могут дать лишь самое примерное представление о вопросе. Да, логика подсказывает, что в силу родства вирусов и сходства симптомов антитела к одному могут связать и другой. Вот только все мы знаем, что Pfizer, некогда очень эффективный против коронавируса-уханьца, довольно слабо защищает от «омикрона». Нельзя исключать подобного и в мире противооспенных вакцин.

Проблема еще и в другом: эта вакцина даже от той самой натуральной оспы вполне надежно защищала только в первые полгода-год после прививания. Да и то защищала не от самого заболевания, а только от летального исхода, который он вызывает.


Naked Science уже подробно писал: миф о том, что «вакцина от оспы защищала с одного укола и на всю жизнь» — результат того, что в наших школах практически ничего толком не рассказывают о реальной натуральной оспе и реальной борьбе с ней. В той же Советской России ревакцинацию в 1924 году сделали обязательной как раз для того, чтобы защитить от оспы тех, кто привит от нее больше чем полгода назад, и поэтому может умереть в случае заражения.


Напомним: во время оспенной эпидемии в Югославии в 1970-х оспой заражались даже люди, которых ревакцинировали по три раза. Правда, они не умирали, а вот среди тех, кто не успел ревакцинироваться и получил исходную прививку более полугода назад, смертность была довольно приличной. Хотя, разумеется, и несколько ниже, чем у тех, кого не прививали ни разу в жизни. В любом случае можно быть уверенным: круглый шрам на вашем левом плече не способен защитить вас даже от привычной оспы, а уж о новой и речи нет.

Другая сложность с идеей «вакцина от старой оспы защищает от новой» состоит в том, что вакцина от натуральной оспы — вовсе не мед с сахаром. Ведь ее создавали на основе очень древней технологии, «живого» вируса, способного размножаться, а не векторной, как у «Спутника», или мРНК, как у Moderna.

Это значит, что, в отличие от новых вакцин, где просто нет живого вируса, вакцина от оспы в одном-трех случаях на миллион привитых ведет к смерти. Ее живой вирус размножается в организмах с ослабленным иммунитетом до такой степени, что убивает привитого.

Кажется, любой разумный человек, выбирая между таким риском и обезьяньей оспой — если та вдруг все же превратится пандемией, все равно выберет прививку. Благо без нее смертность будет не один-три, а 10 000 человек на миллион заболевших.

Но из опыта пандемии коронавируса известно, что десятки процентов населения не готовы уколоться даже «Спутником», который несопоставимо безопаснее вакцины от оспы. Соответственно, в случае оспенной эпидемии антивакцинаторов будет еще больше, чем их было при коронавирусе.

Это печально, потому что никакого способа победить вирусную инфекцию, кроме вакцинации и ревакцинации, просто не существует. Даже Китай и КНДР не смогли справиться с коронавирусом карантином. Об остальных странах нечего и говорить. К тому же, как уже отмечалось, оспа вполне передается бессимптомно и тоже имеет своих суперспредеров. А остановить бессимптомников карантину куда как сложнее, чем обычных больных.

Что нужно было бы делать в идеальном мире

Единственный способ борьбы с такими заболеваниями хорошо известен по истории оспы — заранее заготовить дозы антиоспенной вакцины на все население угрожаемых стран. И при первых же вспышках начать массовое оспопрививание в регионе, где налицо вспышка. Так, например, подавили московскую вспышку оспы в 1959 году. Массовая ревакцинация 9 миллионов человек (на всякий случай вместе с Подмосковьем) и полная блокада столичного региона позволили сдержать болезнь на небольшой территории.

В случае Африки крайне желательно было бы организовать массовую прививочную кампанию от оспы еще до вспышек. Наличие там природного резервуара болезни (животных, которых она может заражать) просто не оставляет другого разумного выхода.

©Wikimedia Commons

Но чтобы делать это действительно эффективно и без лишних рисков, стоит создать вакцины от оспы на новой технологической платформе. Например, векторной, как у «Спутника», или на вирусоподобных частицах, подобной той новой вакцине от «омикрона», что сейчас разрабатывает Логунов и его коллеги, разработчики того же «Спутника».
Такая вакцина не имела бы смертности один-три человека на миллион привитых. В силу тех же причин она лучше подходила бы и для периодической ревакцинации.

Стоит быть настороже — а не паниковать

Пока рано начинать сильно нервничать. Дело в том, что сохраняется значительный шанс, что распространение оспы обезьян в Европе — простое следствие полового или иного не воздушно-капельного пути распространения. А если последний тип передачи тут и работает, то все же не дает одному больному заражать больше, чем одного здорового. В этом случае новая оспа может быть задавлена изоляцией больных довольно скоро.

В пользу этой версии говорит то, что оспа вообще-то мутирует намного медленнее, чем коронавирус, и поэтому получить способность эффективно распространяться от человека к человеку по воздуху ей сложнее.

А вот если такая мутация все же случилась, то есть поводы для беспокойства. Миру, в его нынешнем состоянии, еще одной пандемии не хватало! В особенно уязвимой ситуации здесь может оказаться Россия. Как показал катастрофический провал попыток вакцинации и ревакцинации в нашей стране, российские власти недостаточно жестки (или недостаточно последовательны), чтобы принудить все население привиться.

А без такого принуждения в нашей стране от коронавируса умерли уже больше миллиона человек. Только в марте 2022 года таких смертей в России было около 50 тысяч. Судя по коронавирусной истории, наше общество не в состоянии эффективно противостоять новым эпидемиям.

Какой из описанных выше двух вариантов реализуется на практике, мутировала ли обезьянья оспа, мы узнаем уже в ближайшее время.

Что вы об этом думаете?

Добавить комментарий

ПОЧЕМУ РОДЫ В ДРЕВНОСТИ ПРОХОДИЛИ НАМНОГО ЛЕГЧЕ?

ПОЧЕМУ РОДЫ В ДРЕВНОСТИ ПРОХОДИЛИ НАМНОГО ЛЕГЧЕ?

ИССЛЕДОВАНИЕ ИНАКТИВАЦИИ Х-ХРОМОСОМЫ ОТКРЫВАЕТ ПУТЬ К СОЗДАНИЮ ИСКУССТВЕННЫХ ЯЙЦЕКЛЕТОК

ИССЛЕДОВАНИЕ ИНАКТИВАЦИИ Х-ХРОМОСОМЫ ОТКРЫВАЕТ ПУТЬ К СОЗДАНИЮ ИСКУССТВЕННЫХ ЯЙЦЕКЛЕТОК